Пруденс и трава зеленая

«Пруденс и трава зеленая».

Если вы можете представить себе остров в виде рыбьего скелета, то мы живем в самом хвосте, на острове Пруденс, что в заливе Наррагансетт. Из этих слов вы можете сделать вывод, что мне не нравится здесь, но вы ошибетесь, потому что моя мама говорит, что это лучшее место на земле, а я просто не спорю. Самое яркое и запоминающееся событие, которое происходит, каждый год это приезд цирка, больше всего я люблю смотреть на выступления Джины Филдс и ее друга Мака, Джина наездница и понимает лошадей с полуслова! Моя мать ненавидит цирк и вообще не любит веселиться, наверное, потому что она библиотекарь и ценнее всего для нее тишина. Она не всегда была такой, когда ей было, лет семнадцать она слушала « Битлз», носила узкие джинсы и длинные волосы, и даже была капитаном группы поддержки «Уайлд Кэтс», вообщем девушкой интересной и любящей жизнь. Денни Редпейппер был капитаном футбольной команды и просто красавцем, по словам мамы нельзя было противостоять его очарованию: серые глаза, темно- каштановые волосы и тело, как у Давида, Микеланджело. Когда он узнал, что станет отцом, то предложил съездить в путешествие по разным местам, Клер, конечно, согласилась и вот когда они добрались до Миннесоты и остановились, чтобы купить салат, в «Honey and Milk», Денни неожиданно решил заправить машину, но похоже, что он до сих пор ее заправляет, потому что с этого дня Клер больше ничего о нем не слышала…. Когда я родилась, мама все еще ностальгировала по Денни и решила, назвать меня Пруденс, ну как Пруденс из песни «Битлз», скажу честно я не люблю «Битлз», но ведь у каждого есть песня, под которую совершаются все самые важные моменты в жизни, ну или почти все, так вот для Клер, такой песней была «Prudence». Какое-то время она оставалась в Миннесоте, а три года назад, мы переехали на этот остров.
Здесь ей открылось одиночество и незащищенность, в этом как мне кажется, Клер виновата сама. Я называю ее, Клер и это может казаться странным для кого- то, но не для меня, не смотря на мою безусловную любовь, с годами чувство привязанности не пришло, зато все отчетливее я понимаю свою полную автономность. Знаете, не думаю, что ради мужчин стоит терпеть нужду и унижения или оглушать свой разум, если только это не Марлон Брандо, будь Денни им, мы бы жили на порядок лучше.
- Пру Редпейппер!!! Если ты сейчас же не вылезешь из ванны, я за себя не ручаюсь…
- Иду, ну что случилось? Разве Чайлд, уже пришла?
- Нет, но ведь ты должна, что- нибудь перехватить?!
- Хорошо, Клер!
Наша кухня похожа на древние корабли, она настолько деревянная, что иногда ощущение круиза не покидает целыми днями. В центре стол, довольно грубый и до смешного большой, ну скажите, зачем нужен такой огромный стол, если нас только двое?
Чайлд Джонс-это моя сумасшедшая подруга, которая так бесконечно похожа на меня, что мне порой, кажется, мы близнецы, но есть у нее одна черта, которая меня убивает - настроение. Удивительное дело, в одну минуту ее лицо может измениться до неузнаваемости, а потом как по мановению какой- то неведомой силы, проясниться. Только так можно узнать, что у нее на душе и это единственная поблажка с ее стороны, во всем остальном она походит на самурая, который ни за что на свете не выдаст своих чувств. Миллионы раз мы бродили с ней по разным закоулкам, где непременно существовала красота, и пока я наслаждалась запахом свежескошенной травы и пением иволги, она лишь улыбалась, но как- то наполовину, никогда этого не пойму!
- Миссис Стивенсон, алоха! А где, Пру?
- Она, копается, как всегда. Пру!
- Нет, я не пойму, что ты прихорашиваться вздумала? Там не будет Брандо!
- Хм, очень смешно… Клер смотрела на меня с таким восхищением, а я терпеть не могу, когда меня хвалят и все такое.
- Милая, ты только посмотри…
- А, надо? Спросила я, в надежде, что она скажет, нет.
Мы задержались на добрых полчаса, пока миссис Стивенсон, моя умиленная мама расхваливала меня, той кто играла в ее игру.
Сказать по правде, моя внешность вполне меня устраивала, но я не делала из нее культа, а Чайлд постоянно подшучивала « красотка, просто красотка».
- Даю голову на отсечение, сегодня Джек Хесс, напоит тебя персиковым вином, а на утро вы уже будете замужними людьми, что скажешь миссис Хесс, а?
- Скажу, что это чушь!
- Ну-ну!
Мы вошли в спортзал, который на несколько часов превратился в танцпол, сегодня дискотека, очередной выпускной, в честь окончания семестра, со стандартным набором придурков, упакованных в костюмы, которые они потом никогда не наденут и литрами красного пунша. Такие вечера меня совершенно не прельщают, сейчас в эту минуту, Клер попросила бы, попемзовать ей пятки и Пру уверяю вас не только бы попемзовала ей пятки, но и с радостью согласилась бы сделать массаж. За ударными сидел Джек Хесс, да Джек был ударником в школьной группе «Mint Car», но меня это не впечатляло, а вот Бесс Андерс, прямо таки с ума сходила, кажется, она не пропустила ни одного его выступления.
- Что они играют? Спросила Чайлд
- Patty Smith, кажется…
- Если не ошибаюсь, одна из твоих любимых групп?
- Ну и что с того…
- А то, что Хесс играет специально для тебя, потом на очереди The Clash…
- И что это значит?
- Что- что, то, что ты ему нравишься!
- А он мне не нравится. Такие парни, как Джек Хесс должны влюбляться, в таких как Бесс, лакированных с ног до головы, а не в таких как я. Музыка создавала запредельную красоту, и заглушала все и всех вокруг, Чайлд, что-то щебетала, кто-то, кажется, смеялся, но теперь так, словно всех переключили на беззвучный режим.
Они отыграли еще пять песен, и вот Джек направился прямиком к нам, Чайлд оживилась еще больше, но он не обращая внимания на нее, заговорил со мной:
- Ну, Пру тебе понравилось? Его зеленые глаза, казалось, пытались что-то у меня украсть.
- О, потрясающе! Язвительность, наверное, передалась мне от Денни, потому что Клер уж точно не была такой, у нее бы просто смелости на это не хватило.
- А что именно тебе понравилось?
- Великолепие и виртуозность вашего плагиата…
- Плагиата? В эту минуту он наверняка пожалел, что у него в голове, нет
Википедии, Джек смотрел на меня с удивительной трезвозтью, а я то думала, что выиграла этот раунд.
- Детка, я знаю, что значит плагиат! У нас есть свои песни, и я тебе это докажу!
- О я не сомневаюсь, просто не интересовалась никогда, почему бы тебе не спросить мнения Бесс Андерс?
Чайлд смотрела на меня во все глаза и молчаливо молила не грубить ему.
- Потому что, меня интересует твое мнение!!! На минуту он поколебался, а затем зашагал прочь, и в эту же минуту Чайлд напустилась на меня как заядлая сваха, уличенная в неудаче.
- Ну, почему…почему тебе всегда нужно быть такой?
- Какой, такой?
- А будто ты сама не знаешь, язвительной конечно!
- И вовсе я не язвительная…я
Ну, хорошо возможно, я не много, перегнула палку, но что он хотел? Думал, я завизжу от восторга или брошусь ему на шею, и вообще, что имела в виду Чайлд, что я не умею дружить? Но ведь есть друзья из клуба книгочеев в маминой библиотеке, а еще есть Чейз из соседнего района, такой милый парень, продавец пирожных, правда он страдает лунатизмом, ну и что с того? Нет, плевать, мне решительно плевать на этого Хесса!
Сегодня, суббота 27 сентября, мне исполняется шестнадцать лет, мелькают разные мысли, но одна из них побеждает и настойчиво укореняется в голове, она то и станет лейтмотивом на целый день « возможно, не стоит идти в школу сегодня».
- Мам, а что если, я помогу тебе в библиотеке?
- Как непривычно слышать от тебя это «мам». Нет, Пэм поможет мне.
- Ма, ну зачем тебе Пэм, когда есть я!?
В это мгновение я почти ненавидела Клер, но гнев быстро сменился на милость, когда я увидела, что она возится с подарочной оберткой. Какое- то щекочущее чувство не давало мне покоя, и я просто обняла ее.
- И что это значит?
- Ну, я обняла тебя!
- Вот именно, это не похоже на тебя!
- Ты видишь перед собой новую Пру!
- Неужели, в последний раз когда ты так сказала, вы с Чайлд, чуть не разнесли кафе на Хай стрит…
Клер, казалось, о чем- то глубоко задумалась, а потом самым будничным тоном заключила:
- Собирайся в школу. Ах да, это тебе! С улыбкой она протянула мне бледно- голубой сверток, квадратной формы, который тут же был вскрыт.
- Ты подарила мне коммуникатор, у меня уйдет целая вечность, чтобы с ним разобраться, спасибо! Я решила обнять ее еще раз, Клер как будто на миг засветилась изнутри и благодарно, улыбнувшись, захлопнула за мной дверь.
Кажется в Мэллоу - Хай, никогда ничего не изменится, это место, словно обходится без времени, единственное, что изменяется это люди, а так - те же коридоры, те же тени на школьном дворе, только люди… только люди имеют значение. Пока, я предавалась философствованию, Джек Хесс сел рядом и неотрывно наблюдал за мной и вот моя рука в его руке…
- Эй, ты чего?!!
- Пру, ты задумалась?
- Это не твое дело!
- Да ладно тебе, не верю, что ты такая! Джек посмотрел мне прямо в лицо и на минуту я почувствовала себя полностью уязвимой и пожалела, что я Пру Редпейппер, а ни Чайлд Джонс с ее самурайской выдержкой.
- Что значит, такая? Хочешь приклеить на меня ярлык, а?
- Нет, я просто знаю, что ты классная девчонка, хоть и стервой прикидываешься! Хмыкнув, он собрался уходить, но я была ошарашена, и вообще мне было сегодня нестерпимо одиноко, ну знаете, когда в сердце как будто жутко громко свербит турбина самолета.
- Я слышал, ты любишь имбирное печенье?
- Откуда ты знаешь?
- Просто знаю. С этими словами он протянул мне коробку с печеньями
- Спасибо…кажется! Все даю слабину, даже улыбаюсь ему, а что трогательно ведь.
- О, Пру Редпейппер улыбается!
- Ну и кто тебе сказал про печенье? Чайлд,да?
- Просто она уже поняла, что люди это важно…
- Как ты сказал?
- Я сказал…
- Нет, я слышала, забавно, минуту назад я думала об этом же!
- Хм, кстати с днем рождения!
- Эээ… спасибо!
- Пруденс Редпейппер, ты пойдешь гулять со мной? Если бы он говорил это с наглой ухмылкой и с непоколебимой уверенностью, у меня бы был шанс отказаться, но я только сказала:
- Да, но учти со мной не просто, потому что я всегда говорю то, что думаю.
- Я знаю, убедился на вечеринке.
- Чтож…
- Чтож..
- Тогда, пока!
- Пока! Глубоко вздохнув, он зашагал в сторону группы мальчиков, которые теперь смотрели на меня так, словно видят впервые.
«Ну, ты довольна, Пру, они, наверное, в эту минуту все косточки тебе перемывают…ладно, черт с ними!»
Когда у меня бывало паршивое настроение, я обычно перечитывала « Керри», Стивена Кинга, не знаю, что- то в этой истории на 100% было моим, а может это только воспоминание из детства. Кажется, мне было лет десять мы гостили у бабушки в Финиксе, а там всегда стояла неимоверная жара, по этой причине я спасалась в самой прохладной комнате. О, я помню каждую мелочь: помню запах свежестиранного белья и тонкий аромат лавандовых духов, бабушкины побрякушки и конечно ее руки, таких я прежде не видела, удивительно, как натруженность могла сочетаться с безусловной нежностью в этих руках! Так вот, я забиралась в самую глубь дома, и читала Кинга, и ничего не могло взволновать меня сильнее, чем очередные слезы бедной Керри, ее слезы вперемешку с собственными это выходило само собой, потом я успокаивалась, съедала кусочек шоколада, и улыбка не сходила с моего лица до самого вечера.
Клер вернулась домой, но что- то в ней было необычное, что- то чужеродное совершенно невообразимое…
- Ну как?
- Что как?
- Боже Пру, не говори, что не заметила?
- Что, мне надо было заметить?
- Я покрасила волосы! Надеюсь, жизнь хоть не много, изменится к лучшему…
Скажу вам честно, изо всех сил я сдерживала желание съязвить, нет ну скажите разве это не глупо? Но все же лучше ее поддержать.
- Конечно, ма обязательно изменится!
- Пру, ты же сама в это не веришь?
- Клер, нет, не верю, так будет лучше, ты же не ребенок. Займись собой не только снаружи, но и внутри, оглянись вокруг и наконец, найди себе парня!!!
Казалось еще минута, и она ударит меня, накричит и хлопнет дверью, но как часто бывает, жизнь дает диаметрально противоположные реакции, на ситуацию - предугадать не всегда удается. Повисла мучительная пауза, после чего Клер сказала:
- Права, ты права, так что я даже злиться на тебя не могу!
- Ну, вот и отлично, ты у меня такая смешная…я ухожу
- К Чайлд?
- Нет, меня позвал Джек Хесс, понимаешь?
- Телефон с собой?
- Да. Пока мам!
- Пока!
Сегодня было довольно ветрено, конец сентября и все вокруг было заполнено синим цветом, напополам с туманом. Я шла к пирсу со смешенными чувствами, потому что совершенно не представляла, что можно делать в такую погоду, не будь он эгоистом, перенес бы встречу на солнечный день.
- Пру!!! Скорее иди сюда!
- Ну, Джек! Привет, что ли?
- Прости, привет! Рад, что пришла… Он, заулыбался так легко и просто, что невольно, и я прыснула от смеха, и мы как пара заговорщиков, направились к неведомым местам.
- Мне нравится твой смех! Посмотрев с нежностью, он увлекал меня все дальше, пока мы не пришли к огромному камню, который, доверчиво спускался к самой воде, холод пронизывал меня насквозь, и мне было совсем не весело в эту минуту.
- Куда ты меня ведешь?
- Потерпи немного! Закрой глаза…
- Это еще зачем?
- Прошу, ну давай! Или я сам их тебе закрою…
- Хм, вот размечтался!
В абсолютной темноте я чувствовала себя под защитой, похоже, Джек Хесс вызывал доверие у меня, хотя знаете, мое бестолковое сердце частенько делало ставки не на тех, кто этого заслуживает.
- Открывай!
- Боже мой, это все сделал ты? Ха, поразительно, это же я!!!
- Нравится?
- Нравится ли мне? Ты смеешься, это же гениально!!!
Порой кажется, что знаешь о людях все на свете, создаешь портрет из субъективных ощущений и обманываешься, что же, наверное, я обманулась.
- Но, я не думала, что ты умеешь ваять из песка!?!
- Ты, ведь меня совсем не знаешь? Он очень глубоко всмотрелся в меня, так глубоко, что прежнее чувство уязвимости заявило права на мое сердце.
- Да, похоже на то! Все, что оставалось это молчание, потому что бывают моменты, когда слова не нужны.
- А теперь, Пру, я покажу тебе как это делается! Ты всегда сможешь прийти сюда и построить свое песочное королевство! Его ободряющая улыбка вселила в меня уверенность, однако вскоре я обнаружила, что совершенно не представляю, как это делается.
- Это легко, расслабь пальцы. Вот так…
- Так?
- Хм, да так! Пру, скажи мне честно, если я тебя сейчас поцелую ты, наверное, убьешь меня?
- Нет, но я убью тебя, если ты меня не поцелуешь! Замерзшие, но счастливые мы наперебой рассказывали друг другу все, что должны были рассказать давным-давно, просто каждый узнал друг о друге в свое время вот и все.
Восемнадцатого июня, Клер Стивенсон, вышла замуж за Фила Гейнсборо, не плохой выбор, потому что если хорошенько подумать, то теперь часы овеянные одиночеством, скорее всего, останутся позади, заботы наполнят ее до предела и сделают по - домашнему уютной. Чайлд Джонс вскоре уехала в Аризону, конечно, было грустно с ней расставаться, но ведь это неизбежно, в конце концов, у нас с ней разные пути, ни один из них не подходит мне и ни один из них не подходит ей. Когда свадебная лихорадка прошла, и все вокруг предались беззаботным беседам о разной ерунде, Чайлд предложила посидеть под нашим деревом, чтобы уже окончательно попрощаться, кажется, мы никогда в жизни так не смеялись, а потом она вдруг с самым серьезным видом произнесла:
- Давайте, дадим клятву, что никогда не забудем друг друга и нашу дружбу!
- Никогда!
- Никогда!
- Обнимемся!
- Обнимемся, конечно, обнимемся!
В субботу лил дождь, грусть мягко заполняла мое сердце, движения стали замедленными и мир как будто пропал, только его голос не давал утратить чувство реальности.
- Знаешь, Джек я решила, что Клер, все же моя мама, теперь она всегда ею будет!
- Пру, помнишь, о чем мы подумали одновременно, только я вслух, а ты про себя?
- О чем?
- О том, что люди важны…
- Точно, люди важны, а мне никогда так не казалось, наверное, потому что я жуткая эгоистка!
- Вовсе нет!
- Да!
- Ну, разве, что чуть- чуть.
Мы поговорили, еще пару минут, потом я повесила трубку, улыбнулась и в моей душе, наконец выглянуло солнце.********************** The End

Добавить комментарий