Norah

Norah

Тепло разливалось повсюду, солнце рассвирепело и вскоре все живое замерло в надежде не пропустить тень…Ты не можешь понять, тебе это не нужно… О, а ты теперь будешь думать за меня… Буду, пока ты не протрезвеешь \ Я трезвый, я всегда им был - это ты, все ты….Зеленая комната на миг вдохнула в себя свежий воздух и резко закрытая дверь проворчала старыми костями.
Город, шумный, пыльный и свободный, то, что нужно… «Я только хочу его понять и спасти и пусть пропустит свою боль, через пурпурные руки солнца, забудет и начнет двигаться дальше, пока не поздно»
Автобус и дорога и дождь и образы и сон, смешливый, тот что не терпит суеты… Люди двигались так плавно, что казалось вот-вот распадутся на мыльные пузыри и разделят сладкое заточение в пустоте, запах не слишком хорошего кофе - все же лучше, чем ничего - это кафе…Такого лица она прежде не видела, оно вселяло не то страх, не то трепет и было излишне это говорить, но завораживало своим своеобразием….
Нора с досадой посмотрела на свой кофе, теперь она могла потягивать его, как лимонад, потому что он остыл, на минуту ресницы украли слабеющий день и … «ну вот, теперь он стоит передо мной, что-то спрашивает, а что..?»:
- Извините, могу я присесть?
- А, мм… да!
- Спасибо. Вы просто так не похожи на других, вот я и подумал..
- Что подумали?
- Не бойтесь, я к вам не пристаю , просто ваше лицо мне показалось странным.
- Это считается комплиментом?
Что ж ,могу сказать о вас то же самое… Нора улыбнулась ему сонной улыбкой и как бы отстранилась от него, ей было смешно наблюдать за его внутренними битвами…
- Вы что, художник?
- Нет…
- Уффф… Слава Богу, а то я в последнее время только на них и натыкаюсь...
- И что это значит?
- А то и значит, у меня есть друг художник, заблудившаяся овечка, которую непременно надо спасти…
- Это вы так сказали?
- Что сказала?
- Что его надо спасать, а может ему так хорошо, вы не допускаете такого? Вы спасаете его только лишь для себя?
- Кажется ты обвиняешь меня в эгоизме, а я отвечу тебе, я спасаю его для самого себя, вот так!
- Ты обиделась…
- Обижаются только на тех, кто хоть , что-нибудь значит, а ты..
- Ясно…
Небеса развелись с солнцем и пронзили реальность сумерками, было, прохладно и свежо… Нора смотрела на пляшущие огни города, человек, которого она приняла за художника сидел рядом и напевал детскую песенку, потом старинную мелодию, потом распелся так , что все были вынуждены обратить на него внимание, он казалось их не замечал, они не разговаривали. Синий город мягким кашемировым светом щекотал дома и прожорливое пузо дороги, цикады завели свои невидимые шарманки и слушали только себя.
- Спасибо тебе!
- За что же?
- Знаешь, редко можно встретить собеседника, с которым хорошо даже помолчать..
- Да, послушай, сейчас Бруклинский мост утопает в золоте осязаемого света, хочешь его увидеть?
- Почему нет, только надену шапку…
Желтые и синие кляксы ночи, ее руки совсем замерзли, перчатки без пальцев и мода иногда бывает жестокой… Нора очень часто хотела встретить кого-нибудь, кто бы смог быть для нее просто человеком, с которым не надо бояться обид или лжи, потому что оба они равным счетом ничего не значили бы друг для друга. Земля покрылась мурашками и было приятно сознавать, что люди не ходят по ней босиком, не все конечно, но большая часть…
Нью-Йорк пропах осенью, которая распыляла на всех фиолетовую меланхолию, танцующее одиночество играло на клавишах печали и подмигивало прохожим… «Хорошо, что мы живем в этом огромном пространстве иначе человеческое милосердие выходило бы на волю слишком большими порциями, порождая безумие и отчаяние… пространство – это прикрытие для нашего эгоизма и как бы мы не старались, если, что-то случается каждый думает лишь о себе, а только потом о других» С такими мыслями Нора бродила по Чайна-Тауну, атмосфера, которого напоминала ей Средневековье и казалось душа всего сущего затаилась где-то здесь… Некоторые панамочи и пагоды (так китайцы и японцы называют здания) выглядели пришельцами среди современных громад, разнообразие покачивая бедрами рассыпало вокруг пряные богатства Востока, здесь же стояли лавочки армян, евреев, которые были похожи на старых детективов в шляпах , замысливших недоброе под лунным светом… № 747-комната с видом на пыльное небо, здесь все меняется и здесь она споет для этого не нужного человека, чье обаяние имело силу, лишь потому что она не любила его…
Нора вышла в субботу утром в магазин, приятный моросящий дождь не был ей врагом, рубашка в клетку и беззаботность баюкает ее, такую беззаботность можно почувствовать в детстве, когда без устали отпускаешь одуванчики, а потом падаешь в мягкую траву и не надо спешить… Она счастлива, спокойна и мудра - в эту минуту….Мерцающая мгновенность и золотые глаза электричек, книга, красные ногти и объятия ничего не значащего человека, но может быть потом?

Norah

Комментариев 5

  1. Офлайн
    Joadore
    Joadore 31 августа 2010 11:48
    Ммм... какая девушка...
  2. Офлайн
    Утро 31 августа 2010 14:59
    Да...она замечательная..
  3. Офлайн
    tamerlana 7 октября 2010 12:09
    это правда, она замечательна, и та, о ком она писала тоже =)))))))))))))))))))))))))
  4. Офлайн
    Алла
    Алла 14 марта 2011 17:45
    даже не могу передать чувство с которым я это читала... талант.
  5. Офлайн
    Утро 15 марта 2011 12:08
    Спасибо, Алла, за такие слова, но боюсь, что я их не заслуживаю...

Добавить комментарий