Монгольские ночи

монгольские ночи


«Жизнь в степях Монголии была не легкой, тот, у кого не было мужества, мог погибнуть бесславно, а его род носил клеймо позора вечно. Степь любит свободных и гордых духом, сегодня наветы старины почти позабыты, а былая гордость утратила свои крылья»….. Дождь бьет по земле, белесые тучи лениво продолжают плести причудливый узор, нос щекочет сладковатый аромат узбекских конфет, вы возможно не знаете , что это за конфеты, но я могу рассказать… Начинка у них ореховая, когда вы ее надкусываете, внутри словно все остужается и вы начинаете ощущать ореховый вкус, эти конфеты похожи на маленькие белые камешки, застывшие в алебастре, на самом деле их покрывает сахарный порошок… Почему я заговорил о Монголии? Потому что совсем недавно прочитал про монголку, которая, якобы затерялась во времени, она носит старинный наряд времен Тимуджина, живет в юрте и говорит всем, что сбит правильный ритм и что сегодня каждый монгол готов предать свою историю, за кусок теплого хлеба и кружку молока…
Огромное сине-желтое шелковое полотно небес поднималось так не высоко, что казалось можно дотянуться до него дерзновенными пальцами, но я не смел. Костер горел плавно и не спешно, вокруг- времени не существовало, и был полный покой, только тень одинокой монголки, покачиваясь, танцевала с ветром… Я не хотел мешать, мне было странно видеть эту женщину с ясными глазами серого цвета, здесь в пустынной степи, среди ковылей и голосов ночи..
- Зачем пришел ты, странник? Она не смотрела в мою сторону, только не много повернув голову, улыбнулась.
- Я хотел посмотреть на тебя…
- Созерцание, достойно похвалы, только тогда, когда оно приносит пользу… От этой женщины веяло неземной мудростью, она была подобна божеству, наслаждавшемуся своим положением и в тоже время, словно ничего не чувствовала…
- Кто ты?
- Ты задаешь много вопросов, ты как водонос, зачерпнувший слишком много воды, но жаждущий взять больше. Я - это все и ничто, ведь ты же не думаешь, что ничто, не может существовать только лишь по той причине, что оно ничто? Запомни, имена недолговечны, они не живут дольше осенних листьев или зимнего дня.
- Я не понимаю тебя, но меня это не пугает! Дай мне иногда сидеть возле тебя и слушать…Она только кивнула и растаяла в дымке потухшего костра. Не знаю кого я встретил в тот день, но все , что случилось потом имело связь с этим нежданно появившимся естеством в моей душе…
Я приходил на закате и видел неизменное небо, разрисованное желто-синими красками, вдыхал запах костра и растворялся в неизменном молчаливом созерцании, угасающего солнца. Иногда ,она не произносила ни слова, но мне все равно казалось, что она мне, что-то отдавала… Уходить от нее всегда было трудно, все остальное время, я не жил, а спал на ходу, я всем, что-то объяснял, суета зажимала мне легкие, но все это приобретало более спокойный темп и наверное в этом была заслуга монголки…
- Я хочу поблагодарить тебя! Но она не слышала и продолжала петь, а ночной ветер облизывал ее кофейные пятки…
- За что ты благодаришь?
- Ты так много мне показала..
- Я тебе ничего не показала, ты сам показал себе все, что хотел увидеть…
- Но, без тебя я не смог бы увидеть и…
- Молчи, твое неверие раздражает меня!
- Неверие..внутри меня кричал кто-то кому были дороги эти моменты и в эту секунду все могло рухнуть.
- Почему все, кого я знаю, и знала, не верят в собственные силы? Смертные обладают самым несокрушимым духом, у вас есть воля, есть разум, но самое большое ваше несчастье в том, что вы никому и ни в кого не верите и пытаетесь перекладывать ответственность на других! Монголка замолчала и не заговорила со мной до того момента, как рассвет рассмешил небо и оно выпустило на волю румяное солнце:
- А теперь уходи!
- Но я не знаю, куда мне идти? Вокруг была уже не степь, а пустыня, раскинувшая свои апельсиновые дюны на много километров вперед, юркие ящерицы сновали от одной верблюжьей колючки, к другой и не было больше ничего.
- Ты знаешь, ты пройдешь, этот путь и найдешь нового друга, найдешь суету, ты спасешься и вернешься сюда на мокрый одинокий утес безвременья, а я буду ждать другого и надеяться, что узнаю тебя другим…
- Но…
- Иди!
Я три дня скитался по пустыне, и казалось мне надо победить самого себя, чтобы найти дорогу домой. На четвертый день злобный ветер истязал мои кости , которые были хрупкими, как капля дождя, перевалив за песчаную дюну я увидел иссохшего человека, он был похож на мумию, волосы утратили цвет и только глаза оставались живыми…
- Я могу дать тебе то, что ты ищешь, человек!
- Что можешь ты мне дать, ведь у тебя ничего нет!?
- Все есть у того, у кого ничего нет. Нельзя судить лишь по внешнему виду, придет время, и я стану тебе другом.
- Другом?
- Да! Иди к толпе, там ты узнаешь себя лучше, но не принимай даров их, потому что лживы они, помни это! Не успел я сказать ни слова и минуты потекли как годы, а часы как тысячелетия, я узнал в себе столько нового, возможность быть Богом на земле затмила мой разум и отдал душу золотому блеску роскоши, а слова мудреца давно выветрились из моей памяти и ничто не занимало меня, кроме богатства и был я подобен Мидасу и смеялись все вокруг, смеялись те, кто почитал меня еще вчера…
Не было во мне духа, и знал я об этом, но ничто не могло изменить этого, и вот горький вопль издал во мне прежний человек, тот, кто не был падок до золота и не слушал лживые речи «друзей», он говорил мне те же слова, что говорил мне мой истинный друг и пусть я может не увижу его, но никогда не забуду, что сделал он для меня….каждый человек желает оказаться на вершине, стать кумиром для многих и поклоняться самому себе - это то, от чего спас он меня!
Через четыре дня, я заснул, а как проснулся, увидел степь, почувствовал свежий ветер, и возрадовался в сердце своем…
- Ну, странник, зачем пришел ты ко мне?
- Рассказать…
- Хороший ответ, он лучше, чем в первый раз. Говори же! Она повернулась ко мне и, поклонившись, смолкла. Этот жест удивил меня, потому что не пристало мудрости, кланяться глупости..
- Твой жест пугает меня…
- Почему?
- Я потерял себя в лести и роскоши, мне все поклонялись, так, что даже я сам стал поклоняться себе. Я понял, что человек в равной степени может быть и сильным и слабым и есть лишь дружба способная уберечь от беды, помощь бывает, нужна и самым сильным!
- Ты нашел друга, избавился от суеты, но кого же ты спас?
- Я спас самого себя, для себя и других…
- Путем опыта, обретший - мудрость! Я благодарю тебя ,иди теперь туда откуда пришел!
- Нет, я остаюсь с тобой, у меня еще много вопросов, на которые мне надо получить ответы …
- Не все вопросы имеют ответы, равно как и не все ответы имеют вопросы...веришь ли ты себе?
- Да!
- Тогда твой путь ясен, научи и других…И запомни, что смертельным врагом всякой мудрости является суета, я ненавижу ее всей душой, но я люблю людей и эту голубую планету с ее удивительными контрастами, мне дорог каждый и никто, вы многому учите меня смертные, многое даете, но вы стали изменять себе и гибнут свечи и медленный ритм, а это плохо, потому что отражается в памяти неба и земли….вы можете и созидать, созерцая -созидайте, тогда в садах ваших не будет звучать музыка гибельная…
Монголка поцеловала меня в лоб и ушла вместе с ночным ветром, а я обновленный встречал рассвет другими глазами, не боялся плакать и смеяться над собой…..
Где-то в синеве небес слышал я, глас ее: «Радость созерцания - это путь к чистоте!», серебряное эхо утихло и я улыбнулся…

Добавить комментарий